Министерство транспорта Российской Федерации
ФГУП «ЗащитаИнфоТранс»

Игрушки-шпионы

Верховный суд России намерен защитить граждан от неприятностей при покупке высокотехнологичных приборов и игрушек, позволяющих скрытно фиксировать информацию, подготовив разъяснение о применении одиозной статьи 138.1 УК РФ «Незаконный оборот специальных технических средств,

предназначенных для негласного получения информации», по которой в России осуждено более 1000 человек.

Громкий резонанс получило уголовное дело в отношении курганского фермера, купившего через AliExpress GPS-трекер для отслеживания непослушного теленка. Бедолагу фермера задержали сотрудники ФСБ возле почты с посылкой в руках. Показательно, что данный факт вызвал удивление (!) у Президента России В. Путина (в прошлом - директора ФСБ) в ходе прямой линии.

В широком смысле определение «технических средств, предназначенных для негласного получения информации» включает в себя всевозможные невинные на первый взгляд девайсы, в том числе видеорегистраторы, трекеры, диктофоны и даже смартфоны, так что перед правоохранительными органами открывается широкое поле для толкований и, как следствие, злоупотреблений.

Пленум ВС полагает, что под ними нужно понимать и такие вещи, как смартфон, диктофон или видеорегистратор, но исключительно при условии их специальной доработки с очевидной целью негласного получения информации. «В случаях, когда для установления принадлежности технического средства к числу специальных, предназначенных для негласного получения информации, требуются специальные знания, суд должен располагать соответствующими заключениями специалиста или эксперта», – пояснил Верховный суд.

Проект постановления ВС предусматривает, что «сам по себе факт незаконного оборота специальных технических средств не может свидетельствовать о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного статьей 138.1 УК РФ, если его умысел не был направлен на приобретение и(или) сбыт именно таких технических средств (например, лицо посредством общедоступного интернет-ресурса приобрело специальное техническое средство, рекламируемое как устройство бытового назначения, и добросовестно заблуждалось относительно его фактического предназначения)».

По справедливому мнению суда,  не могут быть квалифицированы по этой статье «действия лица, которое приобрело предназначенное для негласного получения информации устройство для использования, например, в целях личной безопасности, безопасности членов семьи, в том числе детей, сохранности имущества или в целях слежения за животными, и не предполагало использовать его в качестве средства посягательства на конституционные права граждан (включая вмешательство в чужую личную жизнь)».

Ожидается, что после принятия рассматриваемого постановления подобные уголовные дела должны прекращаться.

Обычные гаджеты можно покупать смело. Смартфоны, диктофоны, видеорегистраторы и т.п. могут быть признаны специальными средствами лишь «при условии, если им преднамеренно, путем специальной технической доработки, программирования или иным способом приданы новые качества и свойства, позволяющие с их помощью негласно получать информацию». Проще говоря, обычный телефон по умолчанию не криминален (вздох облегчения!). Если же человек установил хитрую программу, превращающую обычный телефон в настоящий аксессуар «агента 007», то ответить перед судом придется.

Разъяснение Верховного суда призвано «исключить случаи необоснованного привлечения к уголовной ответственности» и свести к минимуму случаи злоупотреблений со стороны правоохранительных органов. По крайней мере, именно за приобретение GPS-трекеров для животных теперь официально нельзя будет привлекать к ответственности по статье 138.1 УК РФ. А вот за установку специального «шпионского» приложения на смартфон — можно.

Постановление Верховного суда России будет принято после внесения ряда редакционных правок и опубликовано в полном виде на официальном сайте этого органа государственной власти.

Индустрия высокотехнологичных устройств стремительно и неумолимо развивается, и в этом контексте здравый смысл и исторический опыт подсказывают, что обеспечить государственную, общественную безопасность и безопасность личности одними только запретительными мерами невозможно. Многие еще помнят, что в нашем государстве запрещалось слушать западные радиостанции – ну, и как, помогло?

По нашему мнению, сентенция «убивает не оружие – убивает человек» точно характеризует сложившуюся ситуацию. Хочется надеяться, что российские спецслужбы понимают, что в подавляющем большинстве случаев покупка гражданами относительно недорогих и доступных цифровых устройств фиксации информации продиктовано обеспокоенностью за личную безопасность, безопасность членов семьи, особенно детей, и сохранность своего имущества.